Посадочный талон не является гарантией того, что вы улетите

Продолжение путешествия с сербскими авиалиниями. Начало в предыдущей публикации.

Два часа, чтобы зарегистрироваться — невероятно медленно двигалась очередь. Наконец-то! Милая девушка восточной внешности взяла мои документы. Долго всматривалась в них и экран компьютера, а затем сказала, потупив тёмные глаза:

— К сожалению, мест нет.

«Я что, в кино пришла на блокбастер, не купив билет заранее? Или в уходящий автобус впрыгнула??» — подумала я, а вслух сказала:

— Как это нет?

Восточная красавица молча и не поднимая глаз подала мне посадочный с отметкой N/A на том месте, где должен стоять номер кресла. Сокращение, по всей видимости, означает Not Available — нет в наличии. Я решилась на маленький допрос с пристрастием:

Мой аннулированный посадочный талон

— Вы можете мне объяснить толком, что значит нет мест в самолёте для человека купившего билеты за месяц до поездки? Может, надо заплатить? «Хотя стоимость билета в 960 евро по моему скромному убеждению должна гарантировать мне место», — пронеслось в голове.

Девушка на моё пристрастие отвечала беспристрастным молчанием и опущенными глазами. Через паузу сказала:

— Вам нужно дождаться пока все с местами пройдут, а затем, возможно, вы попадёте на борт.

— Значит ли это, что я могу-таки не попасть на борт? — спросила я, на что получила:

— Не знаю.

***

Рейс задерживался где-то на час. Я стояла первой в очереди на посадку, даже и не думая выполнять то, что сказала восточная красавица. «Авось если первая подойду, меня пропустят», — думала я. Наивная.

Наконец, подошли работники компании, которые впускают пассажиров в самолёт. За мной быстро образовался ручеёк из пассажиров. Пришлось ждать ещё пока представители компании распечатывали список пассажиров, пока им поступила команда начинать посадку — ещё минут 20. Заветное «начинается посадка на рейс» внесло оживление в наши ряды.

Я подошла первая. Мне повторили ровно то же самое, что девушка с восточной внешностью на регистрации. Пришлось отойти. Ручеёк закончился. По мере его течения от него отделились ещё шесть девочек, таких же как я: четыре совсем молоденькие барышни и одна ближе ко мне по возрасту. Нас назвали по именам-фамилиям, объявили, что мест нет от слова совсем и что нам предоставят гостиницу с питанием и перепишут на следующий рейс. И даже не возьмут ни копейки за это, а наоборот компенсируют «неудобства» 400-ми евро. Мы должны вернуться на стойку регистрации, где нам расскажут, как и что делать и в какую гостиницу направляться.

По дороге назад нас спросили работники аэропорта, что это мы решили вернуться.

— А нам места не хватило, — ответили мы.

— Уж не с Сербией летели?

— С ней, да. А что с ними часто такое случается?

— Регулярно.

У стойки регистрации ждали ещё час — уже было 03:30 утра. Наконец, пришла ответственная за нас девушка, та самая, что сообщила нам об отсутствии мест при выходе на посадку. Разъяснила нам, как добраться до отеля, оформить жалобу на компенсацию и выдала новые посадочные. В моём случае мне дали вариант с двумя пересадками вместо одной. Должна была лететь Шереметьево — Белград — Валенсия, а получила Шереметьево — Белград — Цюрих — Валенсия, так как в Валенсию не летают самолёты каждый день. В Швейцарии у меня всего 45 минут, чтобы перейти в другой терминал и успеть на посадку. Я запротестовала, потому что это очень маленький запас, и особенно учитывая то, что сербские авиалинии всё время опаздывают.

— Ничего страшного, — ответила девушка, — там всё быстро.

***

Вышли к остановке шатла, который должен был отвести нас до отеля. Ответственная девушка предупредила, что автобус до Редисон, нашего пристанища на сутки, на перерыве, поэтому надо воспользоваться тем, что идёт до Новотеля, а там всего лишь дорогу перейти.

Приехали. Оказалось, что ту дорогу перейти — вовсе не раз плюнуть. Всё огорожено. Надо было, как настоящие герои, идти в обход. Темно, и хоть ещё четыре утра, машины летают туда-сюда, поэтому необходимо было дойти до пешеходного перехода. Дошли. В итоге получился приличный крюк. Барышни молоденькие шутили, что мол, пешая прогулка ночью способствует хорошему сну.

Добрались до гостиницы. Оформили нас быстро, расселили по отдельным номерам, рассказали про питание. Поднялась к себе на 10-й этаж.

«Хоть номер хороший», — подумала я в 4:30 утра. «Срочно лечь», — это была моя самая заветная мечта в тот момент.

Поспать толком не удалось: не могу я в стрессовых ситуациях спать. Встала в 8 с чем-то, пошла на завтрак в ресторан. Всё очень не плохо, чисто, красиво, есть выбор на любой вкус. И главное — хороший кофе! Из настоящей кофемашины, которая мелет ароматные зёрна и тут же отправляет их на варку волшебного напитка. Обед был не столь хорош (свекольник и макароны с мясом и подливкой почему-то напомнили мне детский сад), ужин лучше (салат с тунцом, рыба с цветной капустой и кусочек торта).

***

В 22:30 мы отъехали в терминал С. Быстро прошли контроль и уселись ждать посадку у выхода. Наверное, это такая фишка у сербских авиалиний — они никогда и ничего не делают вовремя. Да, они снова задерживали рейс где-то на час. Злиться было бесполезно. Спасались юмором. В конце концов вылетели. В Белграде ждать 3 часа. Я уже выпила ведро кофе, но усталость брала своё — если я где-то останавливалась, то у меня самопроизвольно закрывались глаза, и я впадала в какие-то клочья сна.

Слава богу вылет задержали всего на 15 минут, и в воздухе пилот компенсировал это время. Приземлились вовремя. Мне надо было собрать всю оставшуюся концентрацию, чтобы найти нужный выход на посадку, и включить ржавеющие моторчики, чтобы добежать до него. Благо, что аэропорт в Цюрихе очень лёгкий для ориентира. Даже топографические кретины вроде меня не смогут там заблудиться.

Был всего один паспортный контроль. Без досмотра багажа. Успела. Села. Выдохнула. Желудок орал, что он голоден и это преступление так его мучить. «Что ж делать, раз не кормят? Придётся купить тебе гамбургер, а голове — кофе. Ничего пристойнее все равно не дадут, даже за евро».

***

Через час сорок пять мы приземлились в Валенсии. Ещё через час мы были дома и обедали. А ещё через час я спала, как убитая. Проспала до 9 вечера. А потом с 12 ночи до 8 утра.

Это было самое долгое и изматывающее путешествие.

***

P.S. Когда ответственная оформляла нам гостиницу, она разоткровенничалась и объяснила произошедшее.

Месяц назад билеты стоили 960 евро. Потом они подорожали до 1900 евро (Висенте узнал цену потом), сербские авиалинии продали больше билетов по новой цене — овербукинг. И понятное дело, отправили более дорогих пассажиров вперемежку с «дешевыми». Некоторым «дешевым» не повезло, и их заменили на «дорогих». Как они выбирают, кого выкинуть — загадка. Невезучие потом всегда переходят, как вымпел, на другой рейс и иногда они составляют 15-30 человек.

У каждой компании — свои фишечки. У сербской — это вечные опоздания и овербукинг.

Оставьте комментарий

Новые публикации!Узнайте первыми!

Всё, что произошло со мной и с Испанией за последний месяц, записала в свой дневник. Прочитаете?)