Твоя жизнь не удалась?

Для начала успокойся, выпей стакан воды. В отличие от 185 миллионов человек, тебе не придётся для этого брать воду из открытого поверхностного водоёма и пытаться её очистить. Открой холодильник и чего-нибудь пожуй, желательно сладкого, от сладкого повышается настроение. Ах, ничего не хочешь? Кусок в горло не лезет? А вот 870 миллионов таких же как ты, рады были бы и чёрствому хлебу. И дверью так не хлопай, одна седьмая нашей планеты живёт на стоимость твоего весьма бюджетного холодильника год

Чем больше опыт, тем больше сравнений.

Два раза в год я езжу в Россию. В связи с донельзя обострившимся климаксом Европы и слабоумием пенсионного обкома США некоторые вещи стало делать сложнее. В частности, летать. Смотрели цены на рейсы через Сербию и Турцию в мае, +-1000 евро. Решили подождать: авось спадёт пыл, а с ним и цены. Не тут-то было. В июле цены от указанных авиалиний только подскочили. Под 2 тыс.

Ладно, решили, что активный сезон, и он, по идее, должен пройти с началом учебного года и окончанием отпусков. Заглянули в конце августа к тем же авиалиниям с прицелом на сентябрь-октябрь. Заметили разницу. Но уже в ценах между перевозчиками. Турки держали планку в 1800, сербы — ок. 1000. Поняли, что ждать особо нечего и купили рейсы у Сербии. Туда-обратно 960 евро. «До вылета 2 недели: полетит или отменят?» — думала я. Там как раз оживал спящий вулкан в форме сербско-боснийского конфликта. Полетел. С задержкой на час.

В течение двух с небольшим часов из Барселоны до Белграда симпатичные бортпроводники, вежливые и улыбчивые, обслуживали пассажиров, в основном россиян. Пакетик с парой маленьких печеньев и 0,33 воды. Цена билета — 960 евро.

Дальше семь часов в аэропорту Белграда. Всё уныло, потёрто временем, некрасиво. Столовские пирожки и пирожные, салат «Цезарь» с уставшими листьями зелени — советский аэровокзал.

Дальше летели в Шереметьево. Снова задержали на час. Неувязка с посадкой. На табло выхода светилось: выход закрыт. Я спросила стоящую у выхода сотрудницу, что это значит. Она объяснила, что ошибка в процедуре, посадку объявили раньше, чем её разрешили.

Томительное ожидание скрасила та же служащая, начавшая охоту за летающим насекомым. Оно порхало в нескольких метрах от неё, ничем не угрожая её безопасности. Тем не менее, она бесстрашно зашла за стеклянную дверь, где оно летало, и попыталась выгнать его за другую дверь своей сумочкой. Народ вокруг хихикал, усталость разбавилась смехом. Я попробовала представить себе представительницу Аэрофлота в подобной ситуации. Не вышло.

Наконец, погрузились в авиалайнер.

Симпатичные бортпроводники также улыбчиво обслуживали пассажиров, на этот раз нам выдали 20 г чипсов и 0,33 воды. Цена билета — 960 евро. К слову, даже за деньги предлагали только бутерброды, пиво, вино, фисташки и сладкое.

Через 3 часа приземлились в Москве. Вошли в здание терминала — ослепительный контраст. Супер стильно, супер современно, технологично, блестяще в прямом смысле. Со спальными боксами и холлом с номерами для отдыха. С кафе, ресторанами и барами, где можно вкусно поесть даже в 3 часа ночи, как это сделала я. С удобной инфраструктурой.

Где Шереметьево, там и Аэрофлот. В своей любви к нашей компании я уже как-то признавалась. А в нынешних условиях с удовольствием вспоминала прекрасные завтраки, обеды и ужины из трёх блюд. С вином, чаем и кофе. Где-то за 24-34 тыс рублей (туда-обратно в зависимости от сезона; тогда евро был равен 75-80 р.).

Надеюсь, деменция Запада в политике вскоре уступит место практичности и деловым качествам, и наши авиалинии вернутся в расписание. А пока я искренне благодарю сербов за связь с родиной. Спасибо.

Оставьте комментарий

Новые публикации!Узнайте первыми!

Всё, что произошло со мной и с Испанией за последний месяц, записала в свой дневник. Прочитаете?)